Пикет Европейского русского альянса против дискриминации русских школ в Балтии

Дискриминация, различие в чем разница для ЕСПЧ?

Смысловые различия в официальных переводах тех или иных документов могут вызвать и различное толкование в инстанциях, в том числе и в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ). Разобраться в нюансах помогают сотрудники Центра информации по правам человека.

За четверть века правозащитной практики ЦИПЧ во многих обращениях от жителей Эстонии звучало слово "дискриминация". Однако в большинстве случаев вопросы и проблемы оказывались слишком далеки от дискриминации, как таковой.

Тем не менее, и в прессе, и в обсуждениях на форумах – как внутри страны, так и за ее пределами – действия эстонских властей, отдельные положения законодательства и правоприменительная практика очень часто оценивается как дискриминационные по отношению к отдельным лицам или группам лиц. В чем же тогда дело?

Для начала попробуем разобраться в понятиях. Обратимся к тому, что нам как европейскому государству ближе – к Европейскому праву. А именно к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод 1950 года (далее по тексту – ЕКПЧ), на которой базируется работа Европейского суда по правам человека.

Есть в ЕКПЧ статья 14, которая гласит:

Пользование правами и свободами, признанными в настоящей Конвенции, должно быть обеспечено без какой бы то ни было дискриминации по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

Казалось бы, этим все и определяется. Но…

Не все так просто в этой всего в один абзац статье. Во-первых, эта статья является ярким примером семантического расхождения переводов официальных текстов, в данном случае английского и французского вариантов. В русском и эстонском официальном переводе, как и в английском варианте, используется понятие "без какой бы то ни было дискриминации". А вот во французском официальном варианте используется "без какого-либо различия".

Казалось бы, а нам-то что до этого в нашей Эстонии? У нас в качестве рабочих используются помимо эстонского языка в основном русский и английский. Но это не исключает, что в отдельном случае при трактовке иного нарушении может быть использована официальная французская версия. И тем самым это может вызвать различное толкование и в ЕСПЧ, хотя Суд неоднократно в своих решениях подчеркивал, что французский текст следует воспринимать в све­те более ограничительного текста, нежели английский вариант.

Статья 14 ЕКПЧ не подразумевает запрет любого различия в обеспече­нии пользования правами, и часто на практике возникает вопрос, какие из этих различий действительно носят дискриминационный характер, а какие явля­ются не более чем следствием объективных обстоятельств.

Таким образом, если дискримина­ция – это всегда неравенство, то не всякое неравенство есть следствие дис­криминации.

Решая эту дилемму, ЕСПЧ эмпирическим путем выработал ряд критериев, при которых статья 14 может вступить в действие. А может и не вступить… И это, во-вторых.

Статья 14 Европейской Конвенции имеет несколько ограниченную сферу применения – она не имеет самосто­ятельного значения. 

Статья 14 "Запрещение дискриминации" не применяется в качестве отдельно взятой. Она лишь дополняет нормы других статей ЕКПЧ и образует с ними неотъемлемую часть, что выражается в решениях ЕСПЧ в виде двух формулировок:

  • "о нарушении статьи такой-то в сочетании со статьей 14";
    или
  • "о нарушении статьи 14 в сочетании со статьей такой-то".  

Вторая применяется в редких случаях. Чаще Судом признается нарушение основной статьи, и вопрос о нарушении статьи 14 перед судом уже не стоит. Более подробно о правоприменительной практике ЕСПЧ в части дискриминации мы поговорим в следующих публикациях.

Есть основания для запрета дискриминации или их нет

В целом правоприменительная практика Европейского суда, исходя из прецедентного права и учитывая социальные тенденции последних лет, расширила основания для запрета дискриминации, в частности, добавив признаки инвалидности, возраста и сексуальной ориентации.

Так как в большинстве документов Совета Европы принцип запрета дискриминации является руководящим принципом, в конце 2000 года ЕКПЧ была дополнена протоколом 12, по которому запрет дискриминации уже становится самостоятельной нормой права и сам протокол имеет более широкую сферу действия, чем статья 14.

Но, опять-таки. Действие протокола, как и статьи 14 Конвенции распространяется только на государства, которые ратифицировали их и связали себя обязательствами по выполнению заложенных в них норм. К сожалению, это сделали не все европейские страны, не исключая Эстонию, которая, подписав протокол в 2000 году, до сих пор его не ратифицировала, и тем самым не обязана выполнять заложенные в нем нормы права. Поэтому в нашем распоряжении остается только статья 14 Европейской Конвенции.

Если говорить о конкретных случаях дискриминации в свете этой статьи Конвенции, то надо иметь в виду, что, во-первых, есть три условия, которые должны быть соблюдены государством. Это:

  1. наличие объективного и разумного оправдания неравенства;
  2. правомерность мер, предпринятых властями;
  3. соразмер­ность используемых средств преследуемой цели.

Только при несоблюдении этих условий или хотя бы одного из них, может быть применима комментируемая нами статья.

Во-вторых, мы уже говорили выше о том, что эта статья образует неотъемлемую часть с другими нормами Конвенции, а именно: правом на жизнь, правом на уважение частной и семейной жизни, правом на свободу мысли, совести и религии и т.д. Поэтому необходимо обязательно указать, в отношении какой из этих норм права была допущена дискриминация.

Как видим, в вопросе наличия дискриминации в Эстонии все не просто складывается. С одной стороны, она вроде бы есть, это отражено во многих документах и рекомендациях международных организаций.

А с другой стороны, ее как бы и нет, так как нет ни одного решения ЕСПЧ, вынесенного по статье 14 Конвенции, – пока единственного в случае Эстонии европейского механизма признания наличия факта дискриминации. В целом этот механизм достаточно сложен для его применения на практике, что усугубляется низким уровнем правовых знаний населения страны. И дискриминация, как правило, не выражается открыто в легко поддающейся выявлению форме, поэтому ее наличие – как факт – зачастую трудно доказать.   

В следующих публикациях мы расскажем, какая бывает дискриминация, в каких областях и как определить, имела место дискриминация в том или ином конкретном случае или нет.

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

Теги:
Центр информации по правам человека, язык, Европейский суд по правам человека
По теме
Какую помощь может предоставить Комитет по правам человека ООН, если бессилен ЕСПЧ
Госсуд Эстонии признал: Закон об иностранцах частично противоречит Конституции
Эстонский опыт защиты нацменьшинств на площадках для диалога в Европе и Азии
Как "Бронзовый солдат" до Европейского суда дошел
Мужчина за ноутбуком

Судопроизводство в Эстонии: возможен ли допуск к личным данным человека без его согласия

Речь в этой публикации пойдет об одном судебном деле, решение по которому породило ряд вопросов. Например, абсолютна ли защита личных данных в суде? Или каким образом можно защитить данные, предоставляемые суду, чтобы они не стали достоянием общественности?

Уверены, что не все знают о возможности ознакомиться с чужим судебным делом. Как бы ни выглядело абсурдным это заявление, но это факт. Иллюстрацией в подтверждение этому является история, положившая начало судебному процессу и принятому в ходе него решению.

Коротко об обстоятельствах дела

Журналист газеты "Õhtuleht" обратился с ходатайством в административный суд Тарту с просьбой разрешить ему ознакомиться и сделать фотографии с материалов дела по жалобе компании Anne Apteegid OÜ на решение Департамента лекарств по отказу в выдаче разрешения на деятельность. Дело было окончено в декабре 2018 года решением Государственного суда. Свой интерес журналист обосновал общественным интересом к вопросу аптечной реформы и желанием понять, каким образом департамент проводит производство по делам о выдаче разрешений.

Стороны процесса заняли разные позиции: департамент дал свое согласие, а компания – нет. Компания сочла, что доступ к делу обеспечивает журналисту и доступ к материалам, имеющим для компании ценность коммерческой тайны. Дело дошло до рассмотрения Государственным судом, поскольку суды первой и второй инстанции в своих решениях разошлись. Коллегия Госсуда 14 июня 2021 года отменила решение окружного суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Иными словами, журналист уже одержал победу!

Государственный суд счел, что интерес журналиста хоть и выражен довольно пространно, но абсолютно обоснован. Опираясь на более ранние решения, коллегия Госсуда напомнила, что пресса имеет достаточно широкий спектр определения тем, которые могут вызывать общественный интерес. Иными словами, журналист, исходя из сути свободы прессы, сам может определять те темы, которые, по его мнению, будут интересны читателю.

Сославшись на одно из решений Европейского суда по правам человека, судьи сочли, что:

  • причина для оправдания ограничительных мер доступа к информации, знать которую общество имеет право, должна быть достаточно весомой;
  • в демократическом обществе журналистика играет особенно важную роль;
  • сбор информации – крайне важная составляющая работы журналиста, и она обеспечивается защитой свободной прессы.

По сути своим решением Госсуд уже удовлетворил ходатайство журналиста о доступе к делу, делегировав административному суду лишь решение технического вопроса способа и объема получения информации.

С точки зрения закона

Наше законодательство содержит положения, опираясь на которые любое лицо, у которого для этого есть обоснованный интерес, может получить доступ к судебному делу, ознакомиться с ним и даже сделать копии. Так п. 3, ст.  59 Гражданско-процессуального кодекса позволяет любому лицу, не являющемуся участником процесса, ознакомиться с завершившимся делом и получить копии процессуальных документов с разрешения рассмотревшего дело уездного суда, причем сделать это можно даже без согласия сторон. На этом основании любое заинтересованное лицо имеет право подать ходатайство в суд с объяснением своего оправданного интереса к ознакомлению с документами дела и получить с них копии.

Такую же возможность содержит и Административно-процессуальный кодекс, статья 89 которого уточняет, что интерес к ознакомлению с документами должен быть весомее, чем заинтересованность участника процесса в защите данных.

Как правило, интерес к ознакомлению с материалами судебных процессов возникает у прессы, но этим правом может воспользоваться каждый, имеющий отношение к конкретному делу. Например, заинтересованный сосед, желающий получить информацию о связанном с соседним участком споре. Так в своем мнении указала канцлер права. Основываясь на предложенной канцлером логике, интерес может возникнуть у квартирного товарищества, работодателя, у родственников и т. д.

Следует сделать оговорку – мнение самих участников дела, безусловно, спросят. Но даже письменно выраженное несогласие не всегда может спасти вас от нежелательного интереса. Именно с этой точки зрения и привлекает внимание описанное выше решение Коллегии эстонского Государственного суда.

В послесловие

Согласитесь, решение неоднозначно. Оно ставит под сомнение саму суть института защиты личных данных и выдвигает вопросы, которые не стоит оставлять без внимания, так как они могут возникнуть у каждого, прочитавшего эту публикацию.

Выходит, что свободная журналистика вольна в выборе темы и объекта, не ограничена в источниках информации и выражении своих оценочных суждений? А защита ваших данных далеко не гарантирована законом, так как допуск к вашей информации возможен и без вашего согласия?

Остается опасение, что ваше участие в процессе и предоставленная вами суду конфиденциальная и деликатная информация в свете этого решения более не защищены и в любой момент могут стать достоянием общественности. Ответ на этот вопрос кроется между строк данного решения. 

Предоставляя свое мнение на подобное ходатайство, опираясь на защиту личных данных или коммерческую тайну, следует обязательно указать перечень тех процессуальных документов, где эти данные содержатся и доступ к которым вы хотели бы ограничить.

Да, при принятии решения суд руководствуется не только вашим мнением.

Выражая свое несогласие либо, наоборот, согласие, необходимо хорошо взвесить и четко обоснованно указать, к каким данным, по вашему мнению, возможен доступ со стороны общественности и вы его разрешаете, а какие данные считаете закрытыми и почему. Именно этот ход может помочь оградить вас от нежелательного вмешательства со стороны прессы.   

Приведет ли это к снижению или увеличению жалоб против прессы по защите чести и достоинства – покажет время.

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

Теги:
защита, права человека, суд
По теме
Что может изойти доброго из Назарета, сиречь ПАСЕ
Эстонский опыт защиты нацменьшинств на площадках для диалога в Европе и Азии
Дискриминация, различие – в чем разница для ЕСПЧ?
Запретить нельзя разрешить - где поставил точку эстонский суд
Гендерная дискриминация

Право на недискриминацию важнейшая составляющая равенства в международном праве

(обновлено 15:09 31.07.2021)
В международных документах запрет на дискриминацию выражен в косвенной форме и имеет достаточно ограниченную сферу применения. Что такое дискриминация, какой она бывает и есть ли от нее защита – в материале, подготовленном Центром информации по правам человека.

В нашей недавней публикации "Дискриминация, различие – в чем разница для ЕСПЧ?" мы разбирали вопрос о равенстве и дискриминации с точки зрения практики Европейского суда по правам человека. Теперь подойдем к вопросу шире – с точки зрения международного права: какая бывает дискриминация, в каких областях, имело ли место нарушение принципа равного обращения в том или ином конкретном случае.

Напомним, что в основе современного международного права лежит принятая генеральной Ассамблеей ООН Всеобщая декларация прав человека 1948 года. Первая Статья ее гласит:

"Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства."

Это всем знакомые со времен Великой французской революции принципы: "Свобода – равенство – братство". "Братство" как-то не получило развития в международном праве, зато следующая Статья 2 прямо обращается к теме равенства:

"Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения".

Выделенный нами перечень различий, могущих привести к неравному обращению, повторяется и в других основополагающих документах о правах человека.

Пикет Европейского русского альянса против дискриминации русских школ в Балтии
© Фото : из личного архива Ларисы Семеновой

Например, в Международном пакте о гражданских и политических правах ООН (1966), ст. 2, 26; в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах ООН (1966), ст. 2; в Европейской конвенции по правам человека (1950), ст. 14. Часто к этому перечню добавляется формулировка "… рождения или иного обстоятельства".  

Стоит оговориться, что в этих международных документах запрет на дискриминацию выражен в косвенной форме и имеет достаточно ограниченную сферу применения. Нами уже было это отмечено в случае Европейской конвенции по правам человека, ст. 14 которой не имеет самосто­ятельного значения в случае обращения в Европейский суд, не применяется в качестве отдельно взятой нормы, но лишь дополняет нормы других статей Конвенции. Это же можно сказать и о документах ООН.

Как можно фактически зафиксировать любую дискриминацию

Зато в ООН принят важнейший документ под названием Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1963). Слово "расовой" не должно вводить в заблуждение. Оно было вставлено как уступка эмоциональному напору стран черной Африки, которые как раз в то время, в шестидесятых годах прошлого века переживали период "национального пробуждения" и обретения государственности.

На самом деле это конвенция говорит о запрете всяческой дискриминации:

Статья 1, п. 1: В настоящей Конвенции выражение "расовая дискриминация" означает любое различие, исключение, ограничение или предпочтение, основанное на признаках расы, цвета кожи, родового, национального или этнического происхождения, имеющие целью или следствием уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав человека и основных свобод в политической, экономической, социальной, культурной или любых других областях общественной жизни. 

С правовой точки зрения это определение – просто шедевр. И мы нисколько не преувеличиваем. С его помощью можно зафиксировать любую дискриминацию как факт и немедленно начать необходимые юридические процедуры. Сравните с другими текстами, где туманно говорится о нежелательности неких "различий". А ведь без четкого определения юридические процедуры часто трудно даже начать. Скажем, проблема защиты прав национальных меньшинств не в последнюю очередь связана с трудностями в поиске внятного определения – что такое этническое меньшинство?

Но вернемся к проблеме равного обращения, или к проблеме дискриминации. Если изложить эту великолепную дефиницию кратко и по-простому, то она означает, что

 "Все равны перед законом и имеют право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов".

Подчеркнем, что право на недискриминацию – важнейшая составляющая права на равенство. Формы и виды неравного обращения бывают разные, и имеет смысл кратко о них поговорить.

Формы и виды дискриминации

Прямая дискриминация имеет место в случае, если по некому признаку с одним лицом обращаются хуже, чем обращались, обращаются или могут обращаться с другим лицом в аналогичной ситуации.

Признаки могут быть, например, следующие: пол, национальная принадлежность, язык (весьма актуально в нашем случае), возраст и прочее. "Прочее" желающие могут добавить сами.

В международном праве приняты оговорки или исключения из этого правила. Это могут быть

  • профессиональные требования, например образование;
  • особые пропорциональные исключения, например возраст в некоторых профессиях;
  • разного рода позитивные меры, например направленные на уменьшение или предотвращение существующего неравенства.

Косвенная дискриминация – это законы, политика или практика, которые на первый взгляд кажутся нейтральными, но имеют несоразмерно серьезные последствия для людей или групп при обеспечении принципов равенства и недискриминации. Близкий нам пример - завышенные требования к языку. Другой, теперь уже может частым, случай – искусственные требования к состоянию здоровья при приеме на работу или принуждение к вакцинации.

Общий принцип: если проводится различие, исключение, ограничение или предпочтение, то оно должно быть разумным, объективным и соразмерным (пропорциональным).

Не развивая эту тему, упомянем, что существует и такое понятие как множественная дискриминация, то есть дискриминация по нескольким признакам. Например, по полу (женщина), этническому (нетитульному) происхождению, да еще и языку (русскоговорящая).

Наконец, существует понятие системной дискриминации. Это неравное обращение в отношении некоторых групп, которое широко распространено и сохраняется долгое время, а также глубоко укоренилась в обществе, что часто связано с бесконтрольной косвенной дискриминацией. Такую системную дискриминацию можно понимать как наличие правовых положений, политики, практики или господствующих культурных традиций в государственном или частном секторе, которые создают

  • уничтожение или умаление признания, использования или осуществления на равных началах прав и свобод для определенных групп;
  • привилегии для других групп.

Защита от дискриминации возможна

В наше время никакое определение дискриминации не считается исчерпывающим (закрытым), и доминирует включающий подход и расширительное толкование, то есть защита от дискриминации возможна по неопределенно широкому кругу оснований.

В 2008 году по инициативе международной НПО "Equal Rights Trust" видными правозащитными экспертами был составлен документ "Декларация принципов равенства".

В части II Декларации эксперты предложили следующие критерии для "новых" оснований:

"Дискриминация, базирующаяся на каких-либо других основаниях, должна быть запрещена, если такая дискриминация

  • вызывает или неизменно сохраняет системное неблагоприятное положение;
  • умаляет человеческое достоинство; или
  • столь серьезно влияет неблагоприятным образом на равное пользование человеком прав и свобод, что это сравнимо с дискриминацией на указанных выше запрещенных основаниях". 

"Декларация принципов равенства" является наиболее авторитетным собранием комментариев и рекомендаций в этой сфере.

В заключение отметим важную процессуальную гарантию при разборе дел о дискриминации – смещение бремени доказывания на ответчика. Это он должен доказывать, что факта дискриминации не было, если истец подал жалобу и представил первичные доказательства.

Это отступление от принципа презумпции невиновности обосновано, так как "дискриминатор" и его жертва, как правило, обладают несопоставимыми властными и финансовыми ресурсами. Для Эстонии это особенно важно, так как у нас практически нет специализированных органов по защите от дискриминации и помощи жертвам.

Все материалы рубрики "Право на защиту" предоставлены Центром информации по правам человека и публикуются в авторской редакции. Авторы статей – Алексей и Лариса Семеновы, Елена Каржецкая и Елена Ежова.

Теги:
права человека, дискриминация, Центр информации по правам человека
По теме
Как "Бронзовый солдат" до Европейского суда дошел
Эстонский опыт защиты нацменьшинств на площадках для диалога в Европе и Азии
Дискриминация, различие – в чем разница для ЕСПЧ?
Как самостоятельно оформить жалобу в ЕСПЧ – советы юриста
Тармо Соомере

Главный кандидат в президенты Эстонии показал "карты": с Россией по-русски

Центристско-реформистский кандидат в эстонские президенты представил свое видение того, как нужно выстраивать отношения с Россией и на каком языке с ней лучше говорить. Подробнее — в материале Sputnik Meedia.

ТАЛЛИН, 3 авг – Sputnik Meedia. Президент Академии наук Тармо Соомере, выдвижение которого официальным кандидатом в президенты Эстонии предлагается правительственной коалицией, провел 3 августа онлайн-встречу с представителями парламентской фракции Социал-демократической партии. В ходе беседы он представил свое видение политики на российском направлении.

Соомере считает, что его знание русского языка помогло бы наладить с Россией диалог.

"Могу разговаривать с партнерами из России на их родном языке", — приводит ERR слова Соомере.

По его мнению, у Эстонии есть все для того, чтобы оказывать влияние на формирование отношений между Москвой и Брюсселем. При этом ученый исключил возможность ратификации эстонско-российского договора о границе, если эстонская сторона будет настаивать на признании Москвой легитимности положений Тартуского мира от 1920 года.

В целом же, как считает главный возможный кандидат в президенты, все вопросы внешней политики главе государства следует решать в сотрудничестве с МИД страны. И именно так он пообещал поступать, если его изберут.

Отвечая на вопрос о его отношении к легализации однополых браков, Соомере сказал, что все законы, которые не противоречат Конституции страны, должны быть провозглашены. При этом, если личное отношение президента к ним негативное, то после их подписания он просто может подать отставку со своего поста.

Говоря о возможном введении в стране института двойного гражданства, ученый признал идею хорошей, особенно когда речь идет о дружественных Эстонии государствах.

"Не вижу проблемы, почему бы у человека не могло бы быть нескольких паспортов", – заявил Соомере.

Рассуждая о главных проблемах Эстонии, решению которых он уделял бы пристальное внимание будучи главой государства, президент Академии наук сказал, что среди таковых он видит "утечку мозгов" за рубеж.

И эта тенденция, его словам, особенно заметна среди тех, для кого эстонский язык не является родным. В пример он привел возглавляемую им Академию, где остался всего один русскоязычный академик, а также Таллинский технический университет, в котором очень мало профессоров-неэстонцев.

Соомере убежден, что государство должно создать такие условия, чтобы каждый родившийся в Эстонии человек видел бы свое будущее вместе с этой страной и имел бы возможность по максимуму вкладывать силы и знания в жизнь общества.

Тема экономики в ходе встречи не была главной, но кое-какие вопросы подняты все же были. Так, к примеру, Соомере поддержал идею строительства в Эстонии атомной электростанции.

Ученый полагает, что АЭС - это наиболее безопасный источник энергии, и если имеются конкретные решения для использования мирного атома, то отказываться от них было бы неразумно.

Кроме того, по его мнению, ядерная отрасль дала бы Эстонии энергетическую независимость, что позволило бы использовать добываемый в стране горючий сланец только в химическом производстве.

Очередные президентские выборы в Эстонии состоятся в парламенте страны 30 августа. В центристско-реформистской правительственной коалиции надеются, что нового главу государства удастся избрать с первого раза, не отдавая право голосования Коллегии выборщиков.

В настоящее время известно только о двух претендентах на высокий пост.

Один из них Тармо Соомере, выдвинутый от малоизвестного избирательного союза "Зеленая волость Саку".

Вторым кандидатом заявлен экс-спикер парламента Хенн Пыллуаас - его выдвижение инициировала Эстонская консервативная народная партия Эстонии (EKRE).

Шансы Тармо Соомере стать на время хозяином президентского дворца в таллинском парке Кадриорг резко выросли после одобрения его кандидатуры руководством центристов и реформистов.

При этом, как писал Sputnik Meedia, для избрания Сооомере коалиции не хватает в парламенте девяти голосов. А это значит, что без поддержки хотя бы одной из оппозиционных фракций рассчитывать на успех не приходится. И именно с целью заручиться поддержкой оппозиции Соомере встречался с представителями фракции соцдемов.

На очереди у главного кандидата в президенты Эстонии встреча с депутатами партии Isamaa ("Отечество"). Она состоится в четверг, 5 августа.

Что еще вас может заинтересовать на Sputnik Meedia:

Теги:
Россия, кандидат, голосование, выборы, Эстония
Тема:
Выборы президента Эстонии 2021
По теме
Американские СМИ: президент Эстонии может стать новым генсеком НАТО
Не хочешь, как хочешь: как проходят поиски кандидатов в президенты Эстонии
Коалиция в тупике: поиски кандидатов в президенты пока результата не дали